Адрес: Москва, Аминьевское шоссе, д. 34

+7(495) 792-29-47

+7(906) 622-55-55

Кованые кружева на шпилях

Сегодня нам трудно представить себе городское пространство столетней давности – крыши, свободные от антенн, улицы и фасады домов, не исполосованные проводами вдоль и поперек. Сохранившиеся флюгера и навершия потерялись в обилии технического металла. Многие башни утратили не только кованые венчания шпилей, но и сами купола. А ведь доминанта вертикали завершает перспективу улицы, разнообразит силуэт фасадов зданий.


Петербург, как город на плоской равнинной местности, изначально тяготел к доминантам вертикалей в архитектуре, как по желанию своего создателя Петра,так и по логике исторического развития архитектуры, воспринимающей вертикаль как символ единства с горним миром.

Для европейского бюргера флюгер был визитной карточкой, рекламой, тем, что подчеркивало и выявляло его индивидуальность, чувство собственного достоинства и корпоративной независимости. На Руси княжеские терема и крепостные сооружения также украшали коваными навершиями, правда, иной менталитет вкладывал в этот символ другой, иерархический, смысл.

Первым флюгером Петербурга стал ангел Петропавловского собора, вознесшийся в самом сердце новой петровской цитадели на границе недавно отвоеванного у шведов пространства. Кстати, тот ангел, которого мы привыкли видеть, уже третий по счету.

Начало экономического подъема России последнего десятилетия XIX в. привело к активному расширению городской территории. Тогда же повысились требования к качеству возводимых домов.

Увеличилась и роль кованого металла в украшении зданий. Это привело к появлению многочисленных частных железоделательных и слесарных мастерских, чутко откликавшихся на требования заказчиков и запросы архитекторов.

Примерно со второй трети XIX в. в городской жилой застройке появляются дома с башенками, увенчанными флюгерами. Это было своего рода возвратом к петровским идеям сооружения шпицов-вертикалей, но уже в иной системе, не торжественно дворцовой, а бытовой, повседневной. То эмоционально пластическое состояние державного города, окна в Европу, которое создавалось вокруг центральных аристократических ансамблей, распространилось на типовую застройку доходных домов. В облике угловых зданий, увенчанных куполами сложной формы, особую роль играли навершия как пластическое завершение перспективы, как декоративная деталь, обогащающая облик дома.

Временные рамки активного применения флюгеров в архитектуре ограничены восьмидесятыми годами XIX в. и десятыми годами XX в.

Вообще, кованые флюгера – это, прежде всего, наследие готики, из которой они вошли в архитектуру ренессанса и барокко, – правда, как некий атавизм, поскольку человеческий вкус консервативен, и ему еще долго милы следы доброй старины с добротными и долговечными деталями. Наличие башенок и угловых эркеров с куполами изысканной формы в домах, построенных в стиле нео-ренессанса и нео-барокко, тоже родилось из европейской традиции архитектурного романтизма, желания внести черты куртуазной роскоши и аристократической привлекательности в повседневный быт буржуазного общества.

Нео-готика, или кирпичный стиль насыщены художественным декоративным металлом. Миниатюрный городской бюргерский особняк преобразился в многоквартирный доходный дом, сохранив свою строгую замкнутость, чопорность и трогательную попытку подражания большим соборам в их в устремленности вверх. Для флюгеров, украшавших подобные дома, характерен больший лаконизм силуэта, достигаемый использованием традиционных кузнечных приемов, когда материал диктует пластику рисунка. Такой подход создавал глубокое единство архитектуры и декора, так как в кирпичном стиле архитектурная пластика строится с обязательным учетом свойств материала. Технологический прием здесь возводится в ранг эстетики.

Был выработан и некий типовой проект флюгера – традиционная трактовка флюгарки с просечным годом застройки, противовесом с завитком спирали, переходящем в трехлистник. Здесь же непременная роза ветров с латинскими буквами, а под ней орнаментальная система противонаправленных волют и традиционное дифованное (выколоченное из листового металла) яблоко.

Интересно, что подобный рисунок флюгера приведен в иллюстрированной энциклопедии известного архитектора-реставратора Василия Барановского, с указанием, что эта деталь металлического декора здания произведена в мастерской Карла Винклера, – и это один из редчайших примеров атрибуции кованных украшений зданий. В некоторых случаях на стержне флюгера располагали блоки для поднятия флага, как, например, на доме 2 по улице Караванной.

Покрытия куполов, несущих флюгера, весьма разнообразны. Это и традиционное кровельное железо, и металлическая чешуя или черепица, дробленая фактура которой подчеркивает достоинства флюгера. Например, навершия куполов с флюгерами дворца великого князя Алексея Александровича (наб. р. Мойки, 122). Объемная пластика букетов, составляющих эти навершия, перекликается с фактурным декором фасадов и рельефной пластикой всего дворцового комплекса; многослойность флористических элементов, создающая пышный объем, выигрышно смотрится в пространственном сокращении вертикальной перспективы.

Мир флюгеров в историческом аспекте существования Петербурга занимает сравнительно короткий промежуток, когда иллюзии романтизма в значительной степени определяли жизнь и идеалы общества. Флюгер отражает то идеализированное представление европейца о средневековье, которое вдохновляло, например, английского философа, теоретика искусства и художественного критика последней четверти XIX в. Дж. Рескина и его последователей и породило мир модерна – последний цветок той самой добропорядочной, можно сказать – викторианской европейской цивилизации, на смену которой пришел жесткий конструктивизм, империализм и мировые войны.

Елизавета Стрельникова
Журнал "Мир Металла" 1 (20) 2004


 
Skype: sklevsha
© Студия Ковки «Левша» 1998-2017 - изделия художественной ковки в Москве. Любое копирование материалов и фотографий сайта и использование их в любых целях, без разрешения правообладателя - преследуется по закону.
Студия художественной ковки «Левша» Контакты:
Аминьевское шоссе, д. 34. (вход со двора) 121357 Москва,
Телефон:+7(499) 726-53-84, Факс:+7(499) 726-53-84, Электронная почта: info@sklevsha.ru